Вторник, 15 Март 2016 08:23

Виктор Минин: «Кадыров родился с короной власти на голове»

Автор 
Оцените материал
(34 голосов)

ИЗВЕСТНЫЙ ПОЛИТТЕХНОЛОГ НАРИСОВАЛ ПОРТРЕТ ЛИДЕРА ЧЕЧНИ И ОБЪЯСНИЛ, ПОЧЕМУ ТОТ НЕ УЙДЕТ СО СВОЕГО ПОСТА

Рамзан Кадыров смело говорит то, о чем русские патриоты пока предпочитают молчать, пишет в своем блоге политтехнолог Виктор Минин. По просьбе «БИЗНЕС Online» Минин проанализировал личность Кадырова, объяснил, в чем заключается его сходство с Путиным и какова миссия лидеров Чечни и Татарстана в современной России, а также высказал мнение, сможет ли он устоять против атак либеральной оппозиции и перейти от обороны к наступлению.

Виктор Минин: «Надо просвещать народ и выводить его из-под контроля различных игроков — финансовых, процессуальных, религиозных»

«ЛИДЕРЫ, ПОДОБНЫЕ ПУТИНУ И КАДЫРОВУ, САМИ УДИВЛЯЮТСЯ СВОИМ КАРЬЕРАМ И СУДЬБАМ»

В последнее время в федеральной прессе ведется настоящая война против Рамзана Кадырова. Большинство тех, кто следит за ней, полагает, что нападки либеральных журналистов и политиков на Кадырова связаны с истечением срока его полномочий на посту главы Чечни (5 апреля 2016 года исполняется 5 лет со дня его инаугурации — прим. ред.). Но мне кажется, это не совсем так. Мотивы происходящего глубже. Но для более глубокого понимания причин этой войны надо четко представлять себе, кто такой Кадыров.

Однако для того, чтобы постигнуть таких людей, как Рамзан Кадыров или президент РФ Владимир Путин, обычные знания и технологии не помогут. Политология и социальная психология здесь, пожалуй, даже бесполезны. Это я говорю как кандидат наук, социальный психолог и практик с большим опытом работы в реальной политике и политтехнологиях.

Думаю, что лидеры такого типа сами себя до конца не понимают и сами удивляются, как это у них так все получается. Удивляются своим карьерам и судьбам, потому что эти судьбы складываются вопреки всем законам и рациональной логике жизни или даже вне этой логики. Как же можно обычным путем постигнуть значение таких личностей, если они сами себя не до конца постигают? Поэтому для написания портрета такого человека, как Рамзан Кадыров, я буду применять еще и нетрадиционные знания и технологии.

 

Что можно сказать о Кадырове из очевидного? Он, бесспорно, лидер своего народа и глава своей территории. Региональный лидер Кавказа и влиятельный политик федерального уровня. Единственный из глав кавказских республик в России и на пространстве СНГ, обладающий религиозным типом сознания и так реально глубоко верующий в Аллаха. Эта вера дает ему большую силу духа и мужество, поэтому он не боится смерти и не боится потерять власть. Его девиз: «Люби свой народ и бойся Бога». Ему нет и 40 лет, а он уже в течение 9 лет возглавляет Чечню.

Его предназначение — управлять энергией власти в интересах большинства.

Власть — это его путь, его врожденная миссия. Это не связано с его отцом Ахматом Кадыровым, он все равно был бы лидером на Кавказе и в Чечне. Вот только в плюс или в минус, темным или светлым — это уже его выбор. Он попал под влияние Путина, и судьба обернулась в плюс. Условно можно сказать, что он родился с короной власти на голове, и он не сможет просто так ее снять. Не сможет убежать от своей власти и своего предназначения. Он еще не совсем умеет управлять своей силой, но очень старается и быстро учится. Однако отсюда эти перекосы, в которых его не без причин обвиняют.

«НЕБО» И «ЗЕМЛЯ» ИСЛАМА

В Чечне Кадыров развивает более глубокую часть суфийского ислама. По земным законам он ни в коем случае не мог стать лидером Чечни, а по законам неба — стал. Как и Владимир Путин. У него есть защита неба, но только до того момента, пока он не свернул с пути своего предназначения, потому что своего запаса здоровья и энергии у него для этого недостаточно. В его нумерологическом гороскопе нет «четверки» здоровья вообще. Поэтому у него жесткое предназначение, отойти от которого можно только ценой потери жизненных сил.

В идеале путь Кадырова лежит через земную власть к духовной. Для этого ему, возможно, предстоит выйти за пределы ислама, не теряя ислама как такового. И суфизм — это естественный первый шаг в этом направлении. Тюрки не арабы, их сознание шире, арабский ислам в чистом виде у нас так и не прижился. Мы его адаптировали к своему типу сознания точно так же, как и христианство.

Перед Чечней и Татарстаном стоит пока не до конца осознанная и поэтому официально не провозглашенная задача: построить мост, соединяющий очень родственные русский и тюркский миры. Но именно эту задачу фактически выполняют по поручению Путина Кадыров и Минниханов, постоянно встречаясь с лидерами тюркского мира и исламских стран. Они ищут гармонии русского мира с исламом.

«Рустам Минниханов и Рамзан Кадыров очень разные, и каждый ищет контакта с близкой ему частью исламской уммы»

Президент РТ Рустам Минниханов и глава Чечни Рамзан Кадыров очень разные, и каждый ищет контакта с близкой ему частью исламской уммы. У Рамзана, как я говорил, есть «небо», он глубоко верующий, поэтому он свой среди подобных ему. В главной мечети его республики «Сердце Чечни» он собрал много реликвий, имеющих прямое отношение к пророку Мухаммеду. Ему даже разрешили участвовать в омовении одной из главных святынь ислама — храма Кааба (в 2007 году президент Чечни участвовал в церемонии наряду с королем Саудовской АравииАбдаллой II — прим. ред.). Например, у Минниханова, в отличие от Кадырова, нет «неба», его ислам — «земной», практический. Это и не плохо, и не хорошо — именно поэтому президент Татарстана понятен и успешен в предпринимательских исламских кругах.

Владимир Путин старается использовать возможности обоих, сложить их вместе как вертикаль (Кадыров) и горизонталь (Минниханов). Российский президент не свой в исламском мире и пока не знает, как решить эту проблему, но активно ищет форму гармонизации России с исламом.

В ОТНОШЕНИЯХ ПУТИНА И КАДЫРОВА ЕСТЬ ПРОТИВОРЕЧИЕ, КОТОРОЕ ВРЕМЕННО ПРЕОДОЛЕВАЕТСЯ ЗА СЧЕТ ВНЕШНЕГО ДАВЛЕНИЯ

Мне кажется, что стратегические ответы надо искать в дохристианском и доисламском периоде нашей общей непредсказуемой истории. Ключ — в адатах (с араб. «обычай», доисламские правовые нормы — прим. ред.), которые исламское право так и не смогло победить. Кстати, в некоторых странах до сих пор действуют три суда: светский, адат и шариат.

В эпоху адатов героями были воины, а не торговцы. Капитализм не смог бы прижиться в это время.

Любое современное религиозное сознание, разделенное по конфессиям, манипулятивно, потому что оно неполное. Оно не дает полной картины мира и не дает объяснения всем процессам, происходящим в нем. Так же как и современная научная мысль. Это используется западными «жрецами» как ресурс влияния. Такое сознание способно мирно сосуществовать с иными сознаниями, но включить в себя их картину бытия не может. Поэтому этот мир — всегда временный, история это доказала. Каким бы прочным ни казался мир на Кавказе, Чечня долгое время будет восприниматься русскими как опасность, и наоборот.

В отношениях Путина и Кадырова есть противоречие, которое временно преодолевается за счет внешнего давления. Противоречие это простое и бросающееся в глаза: Рамзан Кадыров — мусульманин, А Владимир Путин — не мусульманин, и по принятому в исламском мире обычаю первый не может подчиняться второму. Но наличие общего врага, действующего одновременно против Путина и Кадырова, пока снимает это противоречие. Хотя нетрудно предсказать, что именно это противоречие будет активно использоваться внешними силами и сработает, если его не гармонизировать.

Ислам дает народу временный эффект сплоченности и идентичности. Но стратегически это не поможет. Современная религия теряет свою силу и входит в опасное противостояние с проснувшимся и набирающим свою силу национализмом. Национализм — это кровь и почва, это энергия жизни и сила, которая могущественнее религии и идеологии. Это личное и вечное, а религии приходят и уходят. Эту силу, которую таит в себе кровь и почва, Запад сейчас пытается использовать для разрушения России.

Без смены идеологии при неизбежном падении уровня жизни процесс усиленной исламизации в мире пойдет по двум направлениям. Первое — ослабление веры, особенно среди высокообразованных кругов, что можно встретить в Турции. Второе — радикализм, что мы видим на Ближнем Востоке.

Кадыров способен серьезно помочь нашей стране, создав у себя центр разработки новой стратегии развития России и регионов. В принципе, к этой роли более приспособлен Татарстан, но он на современном этапе, у меня есть такое ощущение, блокирован. Осознанно блокирован «пятой колонной», управляемой из-за рубежа. Я имею в виду не только активную вашу дружбу с федеральными либеральными кругами... Президент РТ развивает новые технологии в области финансов, техники, IT и пр. Это очень хорошо, но есть еще один важный аспект. Например, пока социальные технологии его не интересуют, потому что он не видит здесь прорыва. А без них невозможна, по моему представлению, новая посткризисная модель развития страны...

«Так сложилось, что главная опора сохранения мира в России — это Путин, а на Кавказе — Кадыров, вот по ним сейчас и бьют изо всех орудий»

«КАДЫРОВ НЕ БОИТСЯ ПУТИНА, НЕ ЛЕБЕЗИТ, А УВАЖАЕТ ЕГО КАК СТАРШЕГО»

Теперь о ценностях. «Кадыров дикий, у него нет европейских ценностей», — как Геббельс внушает нам либеральная пресса. Но чеченцы не могут быть диким народом, их история ведется с IX века до н. э. Просто их традиционная культура, так же как и русская культура, плохо поддается либеральному разрушению. У главы Чечни, так же как и у российского президента, высшие ценности — любовь, вера, мужественность, патриотизм, народ, семья и дети.

Повторюсь: Кадыров эффективен во власти, когда идет по предназначению, неосознанно подключается к силе и памяти своего рода и опирается на свой народ, его культуру и веру. В этом режиме классическое образование даже мешало бы ему. Кадыров многое теряет, когда пытается соответствовать нынешнему либеральному образу лидера (со всеми его привычными атрибутами: Гарвард, научные степени, мультикультурализм, псевдодемократия и пр.)

У Рамзана Кадырова — знак «ясновидения», поэтому ему не надо учиться, как всем. Ему надо учиться другому — осознанно подключаться к памяти своих предков по схеме: «отец-род-народ-вера». Впрочем, это уже неплохо ему удается. А то, что ему не удается, он ищет.

У Рамазана Кадырова есть ценное качество, которое выгодно отличает его от других политиков: он не боится Путина, а уважает его как старшего, как ученик — учителя, как воин — воина. И очень верит ему и учится у него. Но не поддакивает, не лебезит, не просит продлить ему срок губернаторства.

Да, Кадыров — воин. Он и его отец совершили воинский духовный подвиг. Вопреки всему и всем они остановили войну на Кавказе и вместе с Путиным развернули свое оружие против наших общих врагов. И это после всего того, что случилось в 90-е годы на самой кровавой первой чеченской войне.

Я был в это время помощником Николая Егорова, в то время главы администрации президента (до ноября 1996 года работал губернатором Краснодарского края — прим. ред.). Егоров политически возглавлял эту войну. Но это был такой ужас, что даже он, очень сильный человек, выдержать не смог — так переживал, что заболел и умер (от рака легких — прим. ред.). Егоров был настоящим государственником и поэтому не мог выбрать между чеченским и русским народами. Для него, как бывшего жителя Кавказа и Кубани, эти народы были единым целым.

«Кадыровы, отец и сын, заложили фундамент мира на Кавказе и нового чеченского государства как части России. Рамзан — лидер этого процесса. Он — Шамиль нового типа, ему и отцу удалось выйти из-под управления Западом»

Кадыровы, отец и сын, заложили фундамент мира на Кавказе и нового чеченского государства как части России. Рамзан — лидер этого процесса. Он — Шамиль нового типа, ему и отцу удалось выйти из-под управления Западом.

В истории Кавказа было много лидеров-разрушителей, а нам сейчас нужен лидер-созидатель. И Рамзан Кадыров — именно такой, какой он есть — востребован своим временем. Русский народ благодарен Кадыровым за прекращение кровопролития на Кавказе. Это не только сохранило множество русских и чеченских жизней, но и уменьшило опасность распада страны.

Кадыров — еще молодой воин, прямой, резкий, стремительный, он никого не боится. Сразу принимает вызов и сразу идет в бой. Поэтому его умело раскачивают, провоцируют, используя его импульсивность, но нового Реджепа Эрдогана из него не получится. Тем не менее он пока не нападает — он реагирует и защищается. Его знаменитым постам в Instagram с нападками на «либеральную оппозицию» тоже предшествовала определенная «раскачка». В информационном пространстве Кадыров еще не воин — он только учится. Он пока не игрок, а только помощник Путина, но уже неплохо освоил современные методы информационной войны. Что касается реального боевого воинского искусства, то Кадыров, к примеру, переманив к себе представителей лучших бойцов «Альфы», получил в готовом виде все самые современные воинские технологии. Теперь его команда занимает призовые места на международных соревнованиях среди лучших мировых антитеррористических спецподразделений.

Родовую память невозможно поменять: это врожденная вещь, также как цвет глаз, цвет кожи, рост. Эта память связана с божественным устройством мира, она саморазвивающаяся и дает прямые отношения с Творцом. У этого сознания нет противоречий, оно с радостью включает в себя все то новое, что появляется, особенно то, что не похоже на привычное и уже реализованное.

Для того, чтобы сбылось его предназначение, Кадырову надо пройти два препятствия: манипулирование внешнее и манипулирование внутреннее (ситуация, в которой пытаются манипулировать его личностью). Сейчас глава Чечни преодолевает второе препятствие: выходит из либеральной картины мира и ищет новую. Это и раздражает либералов, как отечественных, так и западных.

«Нужны новые социальные технологии. Кадыров и Минниханов как лидеры по инновациям различного типа могли бы первыми поставить перед собой такую задачу и создать центры, необходимые для этого»

«...ЛИБЕРАЛИЗМ УМЕР И В МАССОВОМ СОЗНАНИИ ПОДДЕРЖКИ НЕ ИМЕЕТ. НО ЗАМЕНУ ЕМУ МЫ ЕЩЕ НЕ ПРИДУМАЛИ...»

Парадокс: Кадыров открыто говорит и делает то, о чем русские думают, но пока молчат и терпят. Он говорит, что либералы — это враги, предатели, «пятая колонна» и их надо уничтожать. Некоторых либералов он, как известно, даже поместил в прицел винтовки на своей странице в Instagram. Кадыров продолжает доказывать словом и делом, что он реальный патриот своего народа и России.

Но русские националисты и патриоты не могут поддержать его открыто по двум причинам. Первая: русские не хотят «цветных революций» и переворотов. Пример Украины показал, что смена элиты без смены идеологии — это возврат в хаос и самоуничтожение. Поэтому любое напоминание о гражданской войне и смуте вызывает у российских граждан аллергию. Вторая причина — Западу удалось расколоть российских патриотов на две части. Одну часть Запад превратил в свой инструмент, в национал-либералов. А другая часть — национал-патриоты — слаба, еще не имеет идеологии и стратегии и хорошо понимает опасность раскачивания лодки, поэтому пока молча поддерживает режим. Эти люди осознают, что нам нужна трансформация и эволюция, а не революция.

Так сложилось, что главная опора сохранения мира в России — это Путин, а на Кавказе — Кадыров, вот по ним сейчас и бьют изо всех орудий. Это и есть настоящая информационная (и не только) война. Это и есть личный поединок для лидера, его экзамен на выживание и выполнение своего предназначения. И здесь надо опираться больше на народ и небесные силы, чем на земные: власть, связи, деньги, могущество, славу. Небесные силы обязательно помогут, если ты в них веришь. Как говорится, и по силам дано вам будет испытание.

Очень важно понимать, что Чечня, как и Татарстан, — два самых «слабых звена» России, через них пытались и будут пытаться разрушить единство наших народов и нашу родину. Иногда начинает казаться, что реальныйй мир на Кавказе нужен только Путину и Кадырову. А для прочих Чечня — это инструмент борьбы за власть и влияние.

Самая опасная оппозиция — это скрытая оппозиция, и она есть везде. Не только в Кремле и правительстве, но и в силовых структурах. Вечное соревнование между ГРУ и КГБ (а теперь ФСБ) — неплохой ресурс для ЦРУ. Поэтому Кадыров верит только Путину и беспрекословно подчиняется только ему. С остальными политиками и силовиками он лишь сотрудничает, учитывая их личные, ведомственные и политические интересы. Путину с большим трудом удается координировать это сотрудничество.

Для некоторых кремлевских силовиков и политиков Кадыров является серьезным препятствием для достижения их личных «хотелок». Вольно или невольно все участвуют в этой борьбе. Кому-то при этом удается стать не только двойными, но и тройными агентами влияния и одновременно играть за нескольких хозяев.

Убийство оппозиционного политика Бориса Немцова, чьим советником я был в 1990-е годы, — одна из таких операций. Это одновременная попытка нескольких игроков демонтировать Кадырова и ударить по Путину, ослабить его. Поэтому, вместо того чтобы наказать Кадырова, Путин мгновенно наградил главу Чечни. Тем самым он снял с него все подозрения, защитил, ослабил этот удар и полностью принял его на себя.

Новые атаки на Кадырова будут вестись по нескольким направлениям. Первое — вывести его из равновесия, используя импульсивность и неопытность, заставить его своими руками создать противоречия с Путиным, а также между русскими и чеченцами.

Второе направление — дискредитировать Кадырова на основе информации о том периоде, когда он воевал против России, а также с помощью фактов о коррупции в Чечне и злоупотреблении властью. Для этого требуется создание внутриполитической «пятой колонны». Этот процесс уже идет вовсю, и деньги на него из Англии уже потекли.

Но Кадыров, я уверен, никуда не уйдет в результате этой борьбы, он станет еще сильнее и эффективнее. Хотя будут и потери. Однако нужно помнить, что у такой борьбы и таких личных поединков три этапа: подкуп, дискредитация, и если ничего не срабатывает, то физический демонтаж. Нужно быть адекватным и применять технологии нападения и защиты, соответствующие настоящему этапу борьбы.

Наши либералы для России, Путина и Кадырова стратегически неопасны, потому что либерализм умер и в массовом сознании поддержки не имеет. Но замену ему мы еще не придумали... Поэтому данный переходный период очень неустойчив и опасен. И наши враги это хорошо понимают и будут стараться использовать время идеологического «междуцарствия».

По-настоящему опасны и сильны не либералы, а те, кто стоит за ними, а также за нашими либерал-националистами, или — чаще всего — просто за предателями и плохо информированными, но очень активными и легко поддающимися манипуляциям простаками. Надо помнить, что основным двигателем всех современных войн и революций является молодежь. Она идет под любой флаг, под которым есть действие, особенно если на флаге запечатлены достойный девиз и цели. Наша слабая эффективность связана еще и с тем, что мы применяем в этой войне только скопированные у наших врагов технологии. Но нам нужны свои новые технологии. Которые дистанцируются от манипулятивного управления массовым сознанием, найдут им замену и предложат технологии подготовки лидеров к личным поединкам.

Надо просвещать народ и выводить его из-под контроля различных игроков — финансовых, процессуальных, религиозных. Стране необходимы точки роста не только в экономике и технике. Все зациклились на новом технологическом укладе, но его смогут создать только люди с новым сознанием. Сначала нужны новые социальные технологии. Резюмируя, подчеркну: Кадыров и Минниханов как лидеры по инновациям различного типа могли бы первыми поставить перед собой такую задачу и создать центры, необходимые для этого. И постепенно от обороны перейти к наступлению. Это лучшее, что они могут сделать для Владимира Путина, России и своих народов.

Источник: http://www.business-gazeta.ru/article/303994/

Прочитано 1313 раз Последнее изменение Понедельник, 25 Июль 2016 21:08
Другие материалы в этой категории: « Семинар в Анапе. Продолжение. Новый Свет »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии